Специализированная служба по вопросам
похоронного дела г. Калининграда,
муниципальное унитарное предприятие
«АЛЬТА»

Погребальные обычаи в православии

Задолго до крещения Руси у наших предков - восточных славян сложились обычаи проводов умерших, захоронения и поминок. С течением времени они претерпевали изменения, огромное влияние на них оказало и христианство. Отдавая дань этим обычаям, мы часто не подозреваем, каково происхождение, каков изначальный смысл того или иного нашего действия в обряде прощания с близким человеком или его поминовения.
В истории славянской погребальной обрядности археология выделяет ряд переломных этапов, обусловленных крупными переменами в осознании человеком окружающего, мира, в воззрениях на судьбу умершего. Ранняя форма погребений древних славян - погребение трупа в скрюченном виде, то есть положении зародыша - связана с идеей реинкарнации, перевоплощения умершего, его второго рождения на земле, перехода его жизненной силы (души) в одно из живых существ.

На рубеже бронзового и железного веков возникает способ погребения умерших уже в распрямленном виде, а затем и кремация - сожжение трупа на погребальном костре. Этот ритуал также был связан с представлением о неистребимости жизненной силы. Новым было представление о местожительстве невидимых душ - небе, куда души попадали с дымом погребального костра. Обе формы погребального обряда постоянно сосуществовали, хотя в разное время в разном соотношении. Прах сожженного покойника хоронили в земле, помещая его в урны-горшки или просто в ямы. Первоначально над каждой могилой строилось надмогильное сооружение в форме жилого дома - домовина, "столыть".

Именно отсюда берет начало встречающийся до сих пор кое-где обычай (в частности у старообрядцев) делать над могильным крестом навершие, похожее на двускатную крышу. Оно имеет не только утилитарное назначение предохранить крест от дождя и снега, но является и символом русской избы - дома для умершего.

Кладбище в несколько сотен домовин у древних славян представляло собой «город мертвых», место поклонения предкам рода. Культ предков раздваивался: одни магические действия были связаны с представлениями о невидимых и неосязаемых предках, витающих в небесном пространстве, другие - привязаны к кладбищу, месту захоронения праха, единственному месту на земле, реально связанному с умершим.

В середине первого тысячелетия обряд захоронения погребальных урн сменился захоронением в курганах - «могилах». Появившись в VI веке, обряд захоронения праха под курганными насыпями постепенно стал общеславянским и продержался несколько столетий. Его объясняют миграционным движением племен древних славян, их стремлением уберечь прах предков от опасности разорения.

После крещения Руси в X веке (988 г. - дата официального принятия православного крещения великим князем Владимиром), но далеко не сразу, а постепенно, русские переходят к захоронению умерших в земле в гробах из досок или выдолбленных колодах, которые также получили название домовин. Кстати, до сих пор во многих областях это название сохранилось.

Церковь боролась с языческими обычаями. Но они изживались медленно. Только с XII века в славянских деревенских могилах появляются христианские символы (крестики, иконки). Разведение ритуальных костров на кладбищах, символизирующих сожжение трупа, сохранилось кое-где вплоть до XIX века, а вложение в гроб предметов, которые якобы пригодятся покойному на том свете, случается и до сих пор.

Погребальный обряд русского населения представлял и представляет собой комплекс ритуальных действий, порожденных верой в посмертное существование души. В этом комплексе христианский и языческий мировоззренческие пласты порой достигали органического взаимопроникновения, порой существовали параллельно. Конкретные формы существования умершего за гробом, сам облик умершего, соотношение его тела и души, локализация загробного мира, дорога туда - ответ на эти мировоззренческие вопросы дает анализ как самих обрядов, так и народное объяснение их деталей, толкование обычаев, входящих в похоронно-поминальный ритуал.

Пожалуй, главное расхождение между православным и народным обрядом похорон состоит в самом отношении к смерти. Несмотря на горечь проводов умерших, на непраздничный характер отходной службы, панихиды, отпевания - православные похороны не несут отпечатка трагедии случившегося. Наоборот, это в большой степени радость от надежды на то, что душа умершего благочестивого человека попадет в рай, предстанет перед Богом и будет молиться там за оставшихся на земле.

В житейском же представлении смерть, безвозвратная потеря близкого и любимого человека всегда и вполне естественно является горем, требующим своего выражения в плаче и причитаниях. В старину для придания похоронам особенного торжественно-печального характера существовала даже профессия плакальщиц. Церковь не одобряла этого. Однако встречающиеся в русской глубинке и до сегодняшнего дня, зафиксированные в особую форму «плачи» представляют собой интересные образцы народного устного поэтического творчества.

По вероучению Православной Церкви, назначение погребального обряда - облегчить душе умершего путь в Царство Небесное, отогнать от него «нечистую силу», замолить его грехи перед Богом. Однако христианскому истолкованию смерти как блага, вестницы покоя и радости всегда противостояло народное представление о ней как о враждебной силе, роковом неизбежном зле. Глубинные психологические корни осмысления смерти как трагедии обусловлены трагизмом самого события - невосполнимой утратой близкого человека, ухода его в небытие. Явление смерти во все времена потрясало чувства и воображение людей, заставляло еще раз обратиться к вопросу о цели и смысле жизни, назначении человека на земле, нравственном долге перед умершими и живыми.

Вопрос о причинах смерти - важнейший вопрос, приковывающий неослабевающий интерес людей. Человеку свойственно стремление узнать свою судьбу, приоткрыть завесу будущего.

Тема смерти воплощена в целом цикле народных примет, гаданий, предсказаний, фатальных знамений. Их направленность - узнать причины и сущность смерти, освободиться от страха перед ней, определить судьбу человека с тем, чтобы подготовиться к ней, активизировать в борьбе с ней свои действия. Во всех приметах заложена попытка понять и объяснить причинно-следственные связи окружающего мира, предугадать будущее.

Негативные приметы и гадания, то есть такие, которые предвещали смерть, неблагополучие, грядущее несчастье, сопровождали в прошлом всю жизнь человека: рождение, возмужание, вступление в брак, появление детей в семье, болезни, уход из жизни, похороны умерших. Их объектом был прежде всего сам человек, состояние его здоровья, личная жизнь, дом, бытовой уклад, природная среда. Главная тема этих примет - определение жизнестойкости, длительности жизни, счастливой или неудачной судьбы человека.

Так, при рождении ребенка уже загадывали, выживет ли младенец после рождения, будет ли вообще жить. Приметы свадебно-венчального цикла отмеряли молодоженам отрезок жизненного пути, который они проживут после свадьбы, загадывали, кто из молодых будет жить дольше, кто раньше умрет; приметы во время болезни - выздоровеет ли больной или нет. Особая группа примет связана с состоянием больного перед смертью и самими похоронами. Наступление смертного часа узнавалось по целому ряду распространенных примет: запаху тела больного («землей пахнет»), появлению на нем темных пятен, изменению цвета металлического креста, опущенного в воду, которую пил больной, и т.д. Приметы либо предугадывали смерть, либо направлялись на ее предотвращение: если в доме в короткое время умерло двое, то нужно ждать новой смерти; если кто-то умер с открытыми глазами, то "высматривает" очередную жертву. В гаданиях и приметах приобретали функции магического символа смерти некоторые предметы (нож, игла, булавка, а также пояс, веник и некоторые другие), что, видимо, объясняется возможностью применения как смертоносного орудия или символического выметания человека из дома. "Найденную иглу, булавку и вообще все острое не поднимать - постигнет несчастье", Широкое распространение имело истолкование "вещих снов", некоторые из них означали смерть в доме: выпадение зуба, особенно с кровью, означало смерть кровного родственника (по аналогии, ряд зубов - семья, один зуб - член родственной группы); увидеть во сне яйца - к покойнику.

Тема личной жизни и судьбы в гаданиях о смерти неразрывно связана с темой жизни окружающей природы, растительного и животного мира. В предсказаниях смерти широко использовалась традиционная символика древнего животного эпоса, носящего отзвуки тотемических верований. Это образы животных и птиц - или чудесных помощников человека, или пророков несчастья. Символом смерти всегда являются хищные птицы, предвестники смерти: ворон, ястреб, филин, сова, имеющие зловещую силу. Они прилетают и садятся на дом, как бы предчувствуя свою добычу - мертвечину: "Ворон каркает - к покойнику".

И в наши дни главный символ смерти по-прежнему воплощен в птице: это воробей, курица, цыпленок и др. Птица стучит в окно, садится на плечо человека, залетает в дом -все это знамения грядущей смерти. Широко известно гадание - счет продолжительности жизни по кукованию кукушки. В образах добрых желанных птиц - ласточки, голубя, а также крылатого насекомого - мотылька, бабочки - олицетворялась душа умершего. Их прилет в дом рассматривался как посещение души умершего или прилет за душой человека посланников Божьих. То есть в любом случае это предвещает новую смерть. Чуткими предвестниками смерти являлись и являются домашние животные - собака, кошка, лошадь, корова, куры. Верным признаком смерти члена семьи считался вой собаки и рытье ею ямы. "Кошка дорогу перебежала - к несчастью".

В русских гаданиях и приметах отражена тема «строительной жертвы» - смерти человека во вновь отстроенном доме. Поэтому в новый дом обычно первым входил старик, так как молодым членом семьи больше дорожили, чем доживающим свой век. А чтобы не человек, а животное оказалось первой жертвой смерти, в новый дом на ночь запирали петуха или кошку. И сейчас многие стараются при въезде в новую квартиру, первой запустить туда кошку, не догадываясь, что это отголосок древней предохранительной приметы.

До сих пор широко известно поверье о разбитом зеркале: зеркало - отражение души, двойник человека; разбитое зеркало - расколовшаяся жизнь. С этим же связан народный обычай завешивать в доме зеркала, когда кто-нибудь из домашних умирает.

На близкую смерть человека указывал всегда также комнатный цветок, который никогда не цвел, а вдруг неожиданно расцвел.

Влияние природных стихий также не осталось вне поля зрения народных примет о смерти. Общеизвестно символическое значение падения с неба звезды, означающее закат жизни человека. Завывание ветра, вой бури пророчили смерть: считалось, что во время бури покойники воют, так как они недовольны живыми людьми и требуют от них жертвы.

И, наконец, весьма распространенная примета, имеющая очень древние корни, - увидеть во сне уже умершего человека, который зовет к себе, - тоже к смерти.

Суеверия, связанные со смертью, вряд ли можно считать только исчезающими пережитками древних верований. Имеются данные, говорящие о том, что эти верования не только трансформируются, но и возрождаются в новых условиях, в реальной действительности находят почву для дальнейшего существования. Каждый конкретный случай, отдельные бытовые подробности жизни, на которые в обычное время никто не обращал внимания, при трагическом стечении обстоятельств задним числом приобретают символику знамения. Если человек умер, то вспоминают какое-либо необычное событие, природное явление, потерю (во сне или наяву), предшествующие смерти: "Недаром цветок не вовремя расцвел", "Недаром кура петухом кричала" и т.п.

Прекращение земного существования, непредставимость загробного существования всегда пугают человека. В народных обычаях отразились попытки предков истолкования необъяснимости природы смерти, скажем, происками колдунов. Естественное чувство самосохранения приводило к поискам средств противодействия смерти, что с особой силой проявлялось в момент ее приближения. Отсюда обычай закрывать сразу же после смерти окна, двери, то же зеркало (как особенное магическое средство проникновения), чтобы злые чары не вошли в дом, не подействовали, на живых.

Отпечаток христианских идей несут представления о «хорошей» и «нехорошей», «трудной» и «легкой» смерти. Желательной представлялась в прошлом и настоящем смерть в кругу родных и близких без продолжительной и мучительной болезни. Как долг первой необходимости рассматривалось присутствие в момент смерти у постели больного близких родственников. Это было связано, во-первых, с желанием получить благословение умирающего на дальнейшую жизнь, во-вторых, с необходимостью принять меры для облегчения его предсмертных мучений и помочь его душе в поисках пути в загробный мир. По народным поверьям, при последнем вздохе человека - испускании духа - душа расстается с телом и происходит борьба за душу между «нечистой» силой и ангелом, посланным Богом за душой умирающего. Предсмертные страдания объяснялись не тяжестью болезни, а тем, что умирающего в последние минуты мучает «нечистая» сила (черт, дьявол), она будто бы не отдает душу ангелу. Стараясь облегчить душе путь к Богу, вкладывали в руку умирающему «Богову» свечу, кадили вокруг него ладаном.

Хорошей считалась смерть на Пасху, в день Христова Воскресения, когда, по поверьям, открыты «райские двери» по аналогии с царскими вратами в храме. Легкая смерть расценивалась в народе как награда за благочестивую жизнь, трудная - как удел грешников.